«Однажды нам заказали колье с силуэтами любимых собак клиента» — интервью с генеральным директором дома Boucheron

 

160 лет назад в Париже состоялось открытие первого бутика дома Boucheron. Благодаря бутику, мастерским и дизайнерской студии дома, находящимся по адресу Вандомская площадь, 26, это место стало эпицентром парижского творчества. Фредерик Бушерон был дизайнером, чья интуиция и стремление к инновациям сочетались с дальновидностью предпринимателя, а также со стремлением сделать ювелирное искусство свободнее от жестких рамок.

В честь 160-летия дом Boucheron представил коллекцию Nature Triomphante, где новейшие технологии сочетаются с традициями и искусством мастеров. В сотрудничестве с художником-флористом

 

 

ювелиры дома создали девять уникальных цветочных колец, в которых использованы лепестки анемона, фиалки, гортензии и пиона.

О том, как создавалась коллекция и какие изменения ждут знаменитый бутик, мы поговорили с генеральным директором дома Boucheron Элен Пули-Дюкен.

 

 

— Вы присоединились к компании Boucheron, поработав с крупнейшими брендами — LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton, затем Cartier International. Расскажите, были ли какие-то трудности при смене деятельности?

 

 

— Если честно, работать в небольших компаниях мне гораздо комфортнее. 17 лет назад, когда я только присоединилась к Cartier, команда была совсем небольшая, и именно поэтому я так любила свою работу. И вот теперь, став частью Boucheron, я вновь испытываю те же чувства.

 

 

— Сегодня все хотят завоевать новую, молодую аудиторию. А у вас есть подобные планы в отношении миллениалов, например? Специальные разработки или коллекции?

 

 

— Для меня это странно, ведь молодое поколение начинает интересоваться ювелирными украшениями в 25–27 лет, преимущественно в тот момент, когда они вступают в брак, а в нашей свадебной коллекции, например, есть и более доступные украшения. Поэтому, на мой взгляд, привлекать новое поколение как-то еще нет необходимости.

 

 

— Сейчас в знаменитом бутике Boucheron на Вандомской площади проводится реконструкция. Какие изменения его ждут?

 

 

— Одно из ключевых изменений в том, что в нашем распоряжении будет все здание — раньше у нас были только первый и второй этажи. Также мы решили включить старинную лестницу в интерьер бутика. Она была в здании даже до появления бутика, потом ей пользовались только сотрудники и она была скрыта от посетителей. Здание, в котором находится бутик, было построено в 1717 году, и нашей мечтой было воссоздать его. Над обновлением мы работали с главным архитектором Лувра, а декором и интерьером занимался другой архитектор, который добавил современные элементы.

 

 

— Расскажите о новой коллекции дома Nature Triomphante. Как появилась идея использовать натуральные цветы?

 

 

— Фактически мы начали думать о коллекции еще два года назад, когда решали, как будем праздновать юбилей дома. Природа прочно связана с историей Boucheron, и нам хотелось раздвинуть границы ювелирного искусства, сделать нечто отличающееся от всего, что было раньше, что-то вечное и в то же время эфемерное. Так появилась идея взять за основу цветы, при этом показать их красоту не банально, а со всеми несовершенствами. Во время работы над коллекцией мы объединились с Клэр (Клэр Шуан, креативный директор Boucheron. — Прим. редакции) и совместно с флористом разработали технологию стабилизации лепестков живых цветов. Для меня это был очень важный и интересный опыт, потому что мы начинали работать с небольшим бюджетом, наша команда долго искала подходящую формулу, чтобы передать фактуру, форму и цвет лепестков, и за два года смогли воплотить свою мечту в реальность. У нас была возможность сделать только один цветок, а в итоге мы сделали девять абсолютно разных колец, и это в очередной раз доказывает, что никогда нельзя сдаваться.

 

 

— Я обратила внимание, что цены на кольца очень разные, от чего это зависит?

 

 

— Все зависит от использования тех или иных камней в украшении. Если в изделии присутствует, например, сапфир, то и цена будет гораздо выше. Или у нас есть цветы, полностью инкрустированные бриллиантами, соответственно, они тоже стоят дороже.

 

 

— Дом Boucheron известен тем, что использует необычные материалы и новые технологии в производстве. Вы можете вспомнить примеры самых сложных из них?

 

 

— Самой сложной была работа с песком, горным хрусталем и мрамором. Мы делали очень крупное ожерелье из мрамора, это было абсолютно новым опытом для нас. Также, последние 15 лет мы часто используем горный хрусталь. Например, для прошлогодней коллекции, посвященной России, нам пришлось его буквально разбивать.

 

 

— Помните какие-то необычные заказы клиентов?

 

 

— Не могу сказать, что было что-то необычное, но мне запомнился заказ на колье, в котором должны были присутствовать силуэты любимых собак клиента, или была просьба сделать изделие с павлинами, потому что клиенту они очень нравились. Бывают и очень традиционные заказы, например, мы делали тиару, которая трансформировалась в ожерелье. Мне нравятся подобные вещи, они позволяют создать историю, и при этом использовать сложную технику.

 

 

— В разные годы клиентами дома были Романовы, Виндзоры, индийские принцессы и голливудские актрисы. Есть ли какие-то легенды, связанные с их украшениями?

 

 

— Конечно есть! У нас даже есть книга, которая так и называется — «Легенды Boucheron», там собраны сотни историй. Моя любимая — о махарадже Бхупиндере Сингхе из Патиалы. В 1928 году он приехал в Париж с коробками, полными бриллиантов, изумрудов и других драгоценных камней, и сразу же отправился на Вандомскую площадь, в бутик Boucheron, где заказал 49 изделий сразу. Этого было слишком много, поэтому в итоге некоторые изделия были изготовлены в Cartier и других домах, но в первую очередь он пришел именно к Фредерику Бушерону.

 

Источник: buro247.ru

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи